Склонить мужа к усыновлению

Вопрос:

У нас с мужем не может быть детей. Мы испробовали все современные методы лечения. Живем мы в одной из стран Евросоюза. Я – русская, муж – европеец.

Я всегда хотела усыновить/удочерить. Мой муж против усыновления. Он открыто не говорит, почему, но иногда проскальзывало в его ответах следующее: страх плохого генофонда, «мультипликатор меньше единицы» — это значит, усыновляя одного ребенка, мы смогли бы помочь только одному человеку. Он считает, что есть другие возможности, как можно внести личный вклад в развитие (помощь) человечеству.

Так как я не представляю свою жизнь без ребенка, мне удалось немного уговорить его, но из-за того, что настоящей поддержки с его стороны я не чувствую, мне сложно решиться на этот шаг.

Что бы Вы посоветовали?

Ответ:

Здравствуйте …,

Вы не очень подробно написали о своей ситуации, так что в моем письме будут некоторые фантазии, допущения, предположения.

Чтобы ответить на Ваш вопрос я бы спросила, довольны ли Вы семейными отношениями в целом. Часто такие разногласия возникают, когда между партнерами не очень много близости, в отношениях скорее главенствует привычка, какие-то формализованные ритуалы, ну например, обращаться друг другу «милый», «любимая», улыбаться друг другу, но при этом не чувствовать искренности этих обращений, улыбок и проч. При этом обычно не очень много открытости, доверительных разговоров. В таких случаях желания, потребности партнеров остаются скрытыми друг от друга, непонятными, иногда странными или даже пугающими.

И в том и в другом и каких-то похожих случаях, речь обычно идет о двустороннем недостатке близости и понимания и наличию дистанции.

На мой взгляд, это мудро с Вашей стороны – не делать следующий шаг, пока Ваш супруг не готов вместе с Вами разделить ответственность за воспитание ребенка. Обычно, появление приемного ребенка (иногда и кровного, но чаще приемного) усугубляет конфликт, назревающий в семье. Если есть дистанция, она увеличивается, если есть неприязнь, она делается более явной, открытой и интенсивной и т.п. Если между супругами нет полного согласия и разделения ответственности за это решение, то когда ребенок появляется, супруг-инициатор объединяется с ним (заботясь, ухаживая, помогая справиться с травмой), оставляя второго партнера в одиночестве. Нарастают конфликты, и в итоге, инициатор усыновления остается воспитывать ребенка один.

Что делать?

По Вашему письму я могу судить, что Вы уже какое-то время находитесь в диалоге с мужем по этому поводу. Действительно ли это диалог, рассматриваете ли Вы обе позиции или Ваше желание столь велико, что Вам трудно поставить себя на место супруга?

Возможно, первоначально вы сказали супругу о своем желании прямо, что называется, «в лоб». К такого рода высказываниям «в лоб»мужчины обычно относятся более скептически, а значит и более рационально, чем женщины. Тем самым немного уравновешивая романтические чувства супруги и возвращая к тем аспектам реальности, которые женщина не видит за горячим желанием. Например, такие как – готовы ли ваши отношения к переменам, готовы ли вы финансово, обладаете ли достаточным количеством времени, нет ли у кого-то из вас планов по обучению, смене профессии и проч…

Конечно, кроме этого здесь может быть и обычная тревога перед неопределенностью и недостаток знаний. Так, генофонд – не самое страшное. Больше сложностей приносят последствия психической травмы, пережитой ребенком, которые ошибочно многие люди принимают за влияние генов.

Вы пишете, что всегда хотели усыновить. Могу пофантазировать, что если бы вы постепенно, не торопясь раскрывали своему партнеру как, когда, при каких обстоятельствах это желание формировалось, раскрывали бы свои чувства, переживания по поводу сиротства, по поводу материнства, возможно, у него было бы больше времени подготовиться к вашему желанию взять ребенка. Но говорить об этом важно без давления, убеждения, просто разделять свой опыт с близким человеком, раскрывать ему свой внутренний мир, открываться.

Если Вы не говорили с ним так, никогда не поздно это сделать. Вы можете сказать ему, что Вам очень хочется поделиться с ним, но Вы долго не решались, т.к. боялись, что он не поймет, не примет Вас. Если говорили, такие разговоры могут повторяться много раз, освещая тему с разных сторон, но важно сохранять тактичность, деликатность и терпение.

Также Вы упоминаете, что муж считает усыновление не самым лучшим способом помогать человечеству. Могу предположить, что это — один из аргументов, который Вы приводили ему. Насколько Ваша собственная мотивация к усыновлению связана с помощью ребенку? И не связана ли она больше с помощью самой себе? И тогда какой из аргументов будет звучать искреннее в диалоге с мужем?

Кроме того, в усыновлении действительно много подводных камней, и один из них связан с мотивацией. Если родитель приходит в усыновление из желания спасти ребенка-сироту, осознанно или неосознанно он будет транслировать ожидание благодарности от ребенка, что часто создает напряжение и неудовлетворенность в детско-родительских отношениях. И Ваш супруг может чувствовать возможность такого дисбаланса.

Также в паре важно говорить о переживаниях, связанных с болью утраты. Невозможность зачать и родить ребенка – это утрата. И часто эта боль замалчивается, супруги берегут друг друга и себя и лишний раз не обсуждают эту тему. А зря. Боль должна быть оплакана и хорошо, если это происходит в паре. Если Вашему мужу трудно разговаривать на эту тему, попросите его просто послушать Вас – не давая советов, не утешая в духе «брось переживать». Вы можете сказать, что Вам важно поплакать, чувствуя, что он рядом, чувствуя его тепло, близость. Вы можете рассказать ему что именно Вы теряете с невозможностью растить ребенка, как выглядели Ваши надежды и мечты. Вы можете после этого спросить аккуратно, какие у него чувства, мысли по этому поводу. Возможно, и он расскажет о чем-то сокровенном. Ведь у него своя боль, своя правда, свои сомнения и страхи. Обычно такие разговоры сближают супругов.

Но не факт. Мужчины не всегда понимают что с ними происходит в сфере чувств. Вы можете тогда просто сказать о том, что Вы цените и его мнение, и его рациональность и практичность, и понимаете, что он таким образом заботится об отношениях в паре. И Вы можете сказать, что Вам по-прежнему очень хочется взять ребенка, но только вместе с ним, таким заботливым и надежным.

Еще хорошо бы вам обоим получить больше информации об особенностях детей-сирот. В России для этого проводятся школы приемных родителей. Интересно, что многие женщины и мужчины вначале относятся скептически к посещению школы, но потом все отмечают как много важного и полезного дал им этот опыт. В Европе наверняка есть такие школы. У нас люди часто идут туда для того, чтобы получив больше информации, принять решение. Кстати, у нас есть также возможность проходить школу дистанционно, по скайпу. Вы могли бы этим воспользоваться, но есть одно НО. Важно, чтобы школу проходили оба супруга. Это связано опять-таки с получением необходимых знаний и осознанным принятием решения в паре.

И вот если и после всех этих шагов Ваш супруг не будет готов к принятию на себя ответственности за это решение (т.е. ответственность – это не позиция «Ну хочешь, бери, я не возражаю», а «Мы берем ребенка вместе и разделяем заботу о нем и нашей семье»), тогда Вам придется делать выбор: остаться с этим человеком, и отказаться от идеи иметь детей (или отложить ее на неопределенное время) или усыновить и воспитывать ребенка одной, потому что в ситуации неготовности второго супруга, семья чаще всего, распадается, по причинам описанным выше.

При этом важно понимать, что ребенок, переживший однажды потерю семьи, будет повторно травмирован потерей отца и Вашим горем, если произойдет развод. Поэтому, если Вы выберете этот сценарий, лучше, чтобы вопрос о вашем семейном статусе был решен до прихода ребенка, а Вы продумали и проработали вопросы поддержки и помощи в очень непростой период адаптации усыновленного ребенка.